+7 (495) 694-91-70

ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ

Понедельник, 26 апреля 2021

ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ

26 апреля 1986 года — эта скорбная дата вошла в историю человечества как крупнейшая трагедия, связанная с освоением атомной энергетики. В этом году — уже 35-я годовщина…

Взрыв реактора четвёртого энергоблока Чернобыльской АЭС отозвался жутким эхом по всей планете, поскольку в окружающую среду было выброшено огромное количество радиоактивных веществ. Специалисты до сих пор спорят о причинах, говорят, что тот взрыв напоминал мощную «грязную бомбу», обсуждают последствия. Так малоизвестный городок Чернобыль на речке Припять стал символом чернобыльской катастрофы. В ликвидации роковых последствий аварии приняло участие более 32 тысяч сотрудников милиции и внутренних войск, в том числе и сотрудники столичного гарнизона. И потому День памяти чернобыльской трагедии — это особый день для московской полиции. В этот день участники тех событий посещают мемориал на Митинском кладбище, где похоронены ликвидаторы последствий аварии, вспоминают те трагические дни и ночи.

Все, кто участвовал в ликвидации чернобыльской катастрофы, достойны нашей благодарности и уважения хотя бы потому, что каждый из них тогда рисковал своей жизнью. К сожалению, со своей благодарностью мы иногда запаздываем: так, звание Героя Российской Федерации генерал-майору внутренней службы легендарному пожарному Владимиру Максимчуку было присвоено только в 2003 году. А кому-то даже не успели сказать «спасибо». В суете современных будней случившаяся 35 лет назад драма нашим молодым современникам начинает казаться чем-то далёким. Но люди, оказавшиеся в гуще тех драматических событий, живут рядом с нами, ездят в тех же автобусах, ходят в те же, что и мы все магазины. И кто знает, какие тяжкие последствия для всех нас, для людей могли бы случиться, если бы в ту самую треклятую чернобыльскую зону не отправились бы тогда те, кого сегодня называют чернобыльцами. Вклад каждого из них в победу над разбушевавшимся атомом со временем только увеличивается в цене. Отсюда и воспоминания каждого побывавшего там, в чернобыльской зоне — это уже историческое достояние и свидетельство мужества и стойкости наших граждан. Для истории важны любые детали, любые мелочи.

Светлана Вениаминовна Андриенко, фельдшер-лаборант клинического госпиталя ФКУЗ «МСЧ МВД России по городу Москве»:

– В чернобыльской зоне я оказалась, когда мне исполнился 21 год. До того я окончила медучилище в Ленинграде и получила назначение в 442-й госпиталь. В один из дней мне предложили отправиться в район Чернобыля. Сказали так: «Отправляешься на месяц, потом прибудет замена». В командировку я уехала в июне 1986 года, а вернулась в августе. Чем занималась там? Брала кровь на обследование у военнослужащих, прибывших для ликвидации аварии. Работала в тридцатикилометровой зоне, но нередко приходилось ездить непосредственно на саму АЭС — там ведь шла непрерывная работа. У нас там у каждого были дозаторы, мы их не снимали, а сколько там чего «натикало» облучения понять было невозможно. Когда приезжали машины с водой — мы принимали душ, это давало большое облегчение. Рабочий день у нас начинался довольно рано, иногда в 4 часа утра — кровь на обследование нужно брать до завтрака, садились в машину, в бронетранспортёр, а иногда и в вертолёт — и в очередную военную часть. А жили мы в вагончиках в деревне, питались в основном консервами. Утром выходишь на улицу и осознаёшь, что вокруг какая-то странная картина, как будто идут какие-то учения, вокруг очень много мужчин и очень мало женщин. Сначала всё было даже интересно, а потом возникало какое-то тревожное чувство. Несколько раз к нам, к медикам приводили ребят-солдатиков, которые участвовали в тушении пожара и потом заблудившихся: выглядели они очень плохо, налицо были все признаки лучевой болезни.

В августе нам сказали, что прибыла смена, можно собираться домой. Мы, конечно, очень обрадовались. Вся обратная дорога домой показалась нам счастьем — вокруг обычные леса и поля, обычные люди, обычная мирная жизнь. Когда приехали в Ленинград, нас всех встречали через санпропускники. У меня босоножки были с металлическими набойками, когда проходила мимо контролирующего радиацию прибора, там очень сильно затрещало. Босоножки те мои мне приказали сдать. Кстати, сдать пришлось почти половину всех моих вещей — отобрали, поскольку они все были с опасным заражением. Но мы всё равно были счастливы: домой вернулись! Для восстановления здоровья нас отправили на лечение. Потом, через два года я получила комнату в коммуналке и была счастлива. Потом вышла замуж за военнослужащего. У меня родились две дочки —Юля и Лиза. А я до сих пор работаю в клиническом госпитале и до сих пор моя должность — фельдшер-лаборант.

Ведущий инспектор фонда Отделения профессиональной подготовки УВД по СВАО Сергей Петрович Шарин:

– В чернобыльскую зону я прибыл в составе оперативной группы 10 сентября 1986 года, мне тогда было 26 лет. Сначала самолётом из Москвы до Киева, а потом на автобусе до пункта назначения. В то время моя должность была милиционер-моторист, я был сержантом милиции в УВД на воздушном и водном транспорте. Нести службу мне выпало на реке Припяти. В задачу входила проверка радиационного фона судов, которые возвращались после того, как доставили груз в Чернобыль — песок или щебень. Кроме того, на нас была ещё и охрана порядка на берегу. А картина вокруг была непривычная: вокруг дома, дачи — все стоят пустые. Застали мы там странное явление: вдруг пошёл какой-то необычный дождь — капли были зелёного цвета. Жили мы в вагончиках, для того, чтобы взбодрить нас к нам приезжали артисты. Питались, в основном, сухпайком, пили только минеральную воду — её завозили в достаточном количестве. Вокруг в лесах было полно грибов, рыбы в реке много, но ничего из этого есть было нельзя, никто даже и не думал экспериментировать. Ну а вот в душ из привезённой воды сходить — милое дело. Как ещё защищались? Ходили в масках, маски меняли через каждые два часа, респираторы тоже в ходу были. А вот писем домой никто не писал — такой связи не было, больше месяца.

Вывозили нас тоже через Киев. Когда проходили через санпропускник, половину ручной клади пришлось оставить в зоне контроля, вещи оказались зараженными. В качестве подарка за работу в Чернобыле я получил транзисторный приёмник. Приехал домой в Москву, лечился, восстанавливался. У меня родился сын, сейчас ему уже 25 лет. Периодически встречаюсь с коллегами, с кем был в командировке в 1986 году, а кого-то уже и нет. И потому главное, что я хочу сказать: эта трагедия никогда не должна повториться.

Обращаем ваше внимание на то, что 100% переданных вами средств будут использованы на реализацию социальных благотворительных программ. Административные расходы фонда «Петровка, 38» покрываются из иных источников.

ИНН 7707044735
КПП 770701001
ОГРН 1027700368354
«Петровка, 38»


127051, г. Москва,Большой каретный пер., 4, стр. 1
Телефон: +7 (495) 694-91-70
E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

© 2019-2020 «Петровка, 38»